Городские профессии: художница по стеклу

Родилась в Якутии, училась в Питере, работает в Саранске

Как мы это сделали
Хендмейдом в Саранске занимаются многие — чтобы в этом убедиться, достаточно в солнечный выходной выйти на фонтанный спуск. Сделать что-нибудь красивое мастера смогут из любого материала, который попадет в руки, и обычно туда попадает полимерная глина. Но Евгения СИБИРЦЕВА далека от слова «обычно» и делает украшения для интерьера и бижутерию из обрезков стекла и зеркал.

sib

О себе

Мне 31 год, я родилась в Якутии, приехала в Мордовию в три года. А в 21 год снова уехала — в Питер, учиться в Художественно-промышленной академии Штиглица. Ее в народе называют «Мухой»: в советское время, она была училищем имени скульптора Веры Мухиной, которая изваяла «Рабочего и колхозницу». Еще ей приписывают создание гранёного стакана — со стеклом у нее были особые отношения. У меня теперь тоже, вот уже 10 лет. Я училась на специальности «Художественное стекло», по профессии в дипломе — дизайнер-художник стекла.
Обратно в Саранск я вернулась по простой причине: у меня здесь муж, семья.

О музее

Сейчас я заведую отделом развития в музее Эрьзи, занимаюсь приобщением его к повседневной жизни людей, продвижением как культурно-досугового центра, так необходимого Саранску. Чтобы он не запоминался как «да, меня водили туда в младших классах».

В музее очень много интересного происходит, единственная сложность — во времени его работы. Он работает тогда, когда работают все

О стекле

Единственное, что я знала о своем высшем образовании, — что точно не хочу получать его в Москве. В Питер мы уехали вместе с одногруппницей из сычковского училища, где я проучилась два года после 11 класса. Вместе поступили в «Муху», но она выбрала дизайн среды, а мне, видимо, нужно было что-то более ручное. Колебалась между стеклом и металлом, в итоге остановилась на стекле. Но металл как-то всегда рядом со мной идет, так что, думаю, и до него доберусь рано или поздно. В принципе, понимание других материалов, сама физика процессов у меня отложилась в памяти. К тому же, если ты человек, который может руками что-то делать, то поймешь, как работают законы в соседней области.

Главная трудность — обрести понимание того, как ведет себя материал. После этого перестаешь бояться и уже меньше ломаешь и бьешь

6M1yDgveA4o

О материалах

Если я что-то делаю из зеркала, стараюсь брать зеркала отработанные — собираю их у друзей, забираю из мусорных отсеков. Получается вполне себе recycling-производство, и не в целях экономии, а именно ради возможности подарить вещи вторую жизнь. Себестоимость материала получается мизерная, но в итоговую цену закладывается мой ручной труд, время на изготовление, разработки, эскизы, и прочее, прочее.
Сухоцветы я собираю и сушу сама — по старинке, в книге. У меня есть специальная деревянная папка для гербариев, но в книге удобнее. Мне нравится работать с цветами, хотя они и непредсказуемы: ты не знаешь точно, засохнет ли этот цветок красиво, плюс гербарии в стекле со временем теряют цвет.

Человеку нужно объяснить, какова ценность этой вещи. Не стоимость, а именно ценность

Бесцветное стекло можно купить в Саранске, с этим нет проблем, а витражные стекла я привожу из Питера и Москвы — там есть специализированные магазины. Всегда стараюсь пополнять запасы цветного стекла, когда еду в другие города. Кто-то отправляется за шмотками, а кто-то заходит в стекольный магазин и с фразой: «Хочу!» тут же сливает все деньги. Это достаточно дорого: кусочек витражного стекла размером примерно А3 может стоить от 600 до 3–6 тысяч рублей. Вообще, кусочек стекла размером 15×15 запросто может стоить 6 тысяч рублей, особенно если это дихроик (стекло, отражающее одни и пропускающее другие области спектра. — Прим. ред.) с каким-то металлическим покрытием.
4

О ценности и ценах

Как считать стоимость вещи, сделанной вручную? Почему один росчерк Пикассо стоит сотни тысяч? Он сам ответил на этот вопрос так: «Потому что я для этого учился всю свою жизнь». Авторская вещь не может стоить дешево, это же не массовое производство, а эксклюзив. Даже если у меня просят сделать копию моей же работы, даже если я буду делать ее по тем же лекалам, точь-в-точь повторить ее не получится.
Но я считаю, что у меня цены более чем лояльные. Мои товарищи, которые остались в столицах, на тот же ранг товаров ставят более высокие цены. И это логично, я не могу ставить московские или питерские цены, работая при этом в Саранске. И ранжирование делать тоже не могу — продавать в тот же Питер по одной цене, а для местных — по другой.

Например, серьги я оцениваю от 300 рублей. Это не дорого — пойти и выпить кофе с десертом выйдет в такую же сумму

LCp1sfE8zmc

О заказчиках

Я всегда общаюсь с людьми, отвечаю на вопросы, подсказываю что-то. Это же не потоковое производство, здесь можно воплотить любые фантазии. Хочет человек, например, флорариум. У меня в примерах 3–5 фотографий, но я могу сделать практически любую форму, любой размер и даже использовать цветное стекло — в диалоге все эти желания легко вытащить наружу.

О времени

Время изготовления, конечно, зависит от изделия. Если речь идет об изготовлении маленьких сережечек, это займет пару-тройку часов. Тут общение с заказчиком занимает больше времени — нужно же определиться, какую форму он хочет, какой материал. Эскиз можно разработать под каждого человека в отдельности, но можно и повторить какую-то вещь, если очень хочется и если первоначальный заказчик не просил больше такую не делать.
2

На самый большой флорариум у меня ушло 3 дня,
по 5–6 часов работы в день

О травмах

Если честно, производственных травм у меня было не много. Пара ожогов от печи, штук пять несерьезных порезов. Недавно я отрезала себе подушечку пальца — и ничего, приросло. Но в перчатках я все время не работаю — нужно же чувствовать материал, при работе с мелкими деталями обхожусь без них.
У меня маленький ребенок и большая собака, их я держу подальше от материалов. Стекло храню в отдельной мастерской, где и работаю. Это грязно, остро, но никуда от этих этапов не деться.
3

Об идеях

Идеи приходят буквально от всего. Вот иногда заказчик говорит, что хочет, например, зайку. А какую зайку? Так, вопрос за вопросом в разговоре приходят мысли, как лучше эту вещь сделать. На прогулке любая вещь может натолкнуть на определенную идею — да даже рисунок на чьем-то платье может вдохновить!
5

О планах

Пока я буду жить в Саранске. Но ничто же не мешает работать здесь и разъезжать по всему миру — все границы только в голове, теперь нас уже ничего не останавливает.
Очень хочется поднять и раскачать свое направление, чтобы это все-таки приносило доход. Да и идея продвижения музея меня не оставляет: он этого заслуживает, в Мордовии больше нет ничего подобного. Но чтобы раскачать его, нужен очень большой вклад, одной жизни на это не хватит точно.

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях: