Городские профессии: натурщица

Демонстратор пластических поз, вообще-то

Как мы это сделали
Сколько стоит один час в позе, почему идеальное тело не рисуют, отчего натурщикам иногда хочется выйти с четвертого этажа — на все вопросы «Рейтингам» анонимно ответила натурщица из Саранска.

О себе

Мне 35 лет, закончила Мордовский госуниверситет, по специальности психолог. После университета подрабатывала моделью, аниматрисой, работала в корпоративной системе, но со временем поняла, что всё это не мое — не вписываюсь.
Работу натурщицы искала сама. Хотела работать с частными мастерами, но саранские художники берут в основном заказы, за которые им платят, на свободное творчество времени у них нет. Но подруга предложила мне работу в художественном училище им. Сычкова, и я согласилась.

Об условиях

Перед началом работы между натурщицей и училищем заключается трудовое соглашение, где прописываются все условия и оплата. Выплаты идут на карту, но запись в трудовой книжке и стаж не фиксируются.
В среднем натурщица получает до 100 рублей в час. В училище у меня в неделю две-три постановки, но можно брать и больше, если уверен, что твое тело выдержит такой график. Я сама выбираю постановку и преподавателя, здесь нет никакого прессинга.
Можно еще подрабатывать на частных рисовалках, где собираются любители, начинающие художники, мастера, которые хотят, чтобы рука не остыла. Там можно заработать до 150 рублей в час. Если удается поработать с частными мастерами, то там почасовая оплата может дойти и до 500 рублей, но такие случаи выпадают крайне редко.

Нужно понимать, что профессия натурщицы — это не прибыльное дело, а скорее занятие для души

О профессии

У натурщицы не должно быть идеального тела — его скучно писать. Нужны фактурность, необычные черты, даже изъяны. Срока годности в этой профессии тоже нет: художнику человеческое тело интересно в любой форме и в любом возрасте. Естественно, для позирования не берут детей, только от восемнадцати и старше. При этом обязательно нужны физическая подготовка и выносливость, иначе сидеть или стоять по нескольку часов будет просто невозможно.
Спортом регулярно я не занимаюсь, но бывают моменты, когда просто необходимо походить в зал или бассейн — например, только что я закончила 40-часовую постановку, и теперь у меня болит коленный сустав. Придется подтягивать форму, иначе на профессии натурщицы придется ставить крест.
Нельзя работать, если у тебя аллергия на красящие вещества или высокая восприимчивость к запахам. Поначалу от красок, лаков и растворителей у меня сильно болела голова, тошнило, одежда пропитывалась ими насквозь, но потом к этому привыкаешь.

1

Первая моя постановка была, как мне тогда показалось, несложная, но присутствовал упор на кисть, и этого я не учла.

После нескольких часов в такой позе мне хотелось выйти в окно, настолько было невыносимо

Со временем учишься правильно рассчитывать возможности своего тела.
Самое долгое время, которое я провела в одной позе, — пять часов. При этом, безусловно, разрешают немного подвигаться. Можно спросить у художников, что они рисуют в данный момент: если, например, руки, то можно немного размять ноги, и наоборот.
Во время работы никто не подходит к тебе, не нарушает личное пространство. Но не потому, что это неприлично — просто каждый рисует свой определенный ракурс, и изменение расстояния межу художником и натурщицей его нарушит.
Нет строгих правил, как вести себя во время занятия — можно общаться (если только мастера не пишут твое лицо), можно слушать музыку в наушниках — все люди творческие, свободные, поэтому от рабочего процесса все стараются получить максимум удовольствия.
На данный момент мне удалось поработать с Оксаной Рощиной-Егоровой, Сергеем Коломийцем, на общих рисовалках работала с Евгением Ширчковым. Еще из местных художников люблю творчество Юрия Дырина.
Сама не рисую, хотя окончила художественную школу. У меня хорошее чувство цвета, но я не могу срисовывать, отображать формы. И подача у меня, пожалуй, слишком специфичная.

О наготе

Первая моя постановка была в образе, вторая — обнаженка. Для меня не было проблемой раздеться — в этой профессии с комплексами и стеснением делать нечего. Я человек идейный, всегда понимаю смысл и цель своей работы — в данном случае я помогаю становлению молодых художников, таланту. Вдруг кто-то из них через пять-десять лет станет большим мастером? Приятно будет осознавать свою причастность к этому мастерству.
К тому же ученический и преподавательский коллектив училища очень дружелюбный, поэтому напряжения и смущения нет — разделась и встала. Совсем догола раздеваться меня пока ни разу не просили, только снять бюстгальтер — для Саранска это уже большой прорыв, ведь многие девочки отказываются.
Поскольку сейчас зима, позировать обнаженной холодно, к тому же ты несколько часов неподвижен, поэтому рядом с натурщицей ставится обогреватель.

Иногда стоишь голышом сразу перед пятью студентами, но смешков, хихиканий и неуместных замечаний в аудитории никогда не было. Ребята смотрят на твое тело, как хирурги, и атмосфера создается исключительно рабочая

2
Другое дело, когда работаешь с частным художником — там предложения поступают разные, порой недвусмысленные. Как правило, я такие поползновения пресекаю сразу, и если человек адекватный, то он корректирует свое поведение, и мы продолжаем работу. А если даже после четкого отказа мастер продолжает гнуть свою линию, то я ухожу и больше с ним не связываюсь.
Романов с художниками я не завожу.

О видении

Не могу сказать, что мне приятно видеть себя на картинах — скорее, интересно. Художники, как, в принципе, и все люди, обладают своим уникальным восприятием, поэтому в работе каждого из них я отображаюсь совершенно по-разному.
В этих картинах я вижу не только себя, но и мастера.
Не могу сказать, что всегда согласна с их видением, иногда я даже специально не смотрю на произведение с собой, чтобы не расстраиваться, но мнения своего никогда не высказываю.

Я просто не имею права вмешиваться в творческий процесс художника, тем более начинающего — это может сломать его линию

Картин мне художники не дарят, дома стены не завешаны моими портретами — я над этим не заморачиваюсь.

3

Об осуждении

Мой близкий круг общения знает о том, что я натурщица, и никто не осуждает. Что тут такого? Я не занимаюсь чем-то неприличным, в этой работе нет ничего аморального — это искусство. Честно говоря, я бы могла даже голой по Саранску пройтись в рамках какого-либо творческого проекта, если бы у него была благая цель — в таких случаях для меня нет никаких барьеров.

О планах

С работой натурщицы я не собираюсь расставаться, хочу развиваться в этом направлении. Как я уже говорила, здесь нет возрастных ограничений, так что заниматься этим можно до глубоких седин, лишь бы твое тело справлялось с нагрузками. Возможно, эта профессия для меня своего рода ностальгия по подиуму, софитам и аплодисментам, возможно, мне просто нравится быть частью искусства — я так глубоко в себя не копала.

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях: