Городские профессии: режиссер

Александр Челышев — о КВНщиках без образования и своём понимании Станиславского

Саранские театралы уже начищают бинокли: сегодня вечером в драме — первый спектакль наших «Соотечественников». В этом году в их число попали труппы театров Курска и Тольятти, границу пришлось пересекать коллективам из Беларуси, Казахстана, Израиля и Дании. Режиссёр Государственного музыкального театра им. И. М. Яушева, Заслуженный артист РМ Александр Челышев высказал любопытную идею — обмениваться актёрами внутри театров, что-то вроде учёбы по обмену: нашего — туда, а их — к нам. Если вы ещё не заблудились в череде местоимений, Александр Александрович готов объяснить, что НА САМОМ ДЕЛЕ значит фраза «Театр начинается с вешалки».
alexander_cheyshev

О себе

По России мне удалось проехать. Я родился во Владимире, успел немного пожить с родителями на Урале — в Златоусте, в городе Волжском Волгоградской области. В 1978 году, в Волгораде, окончил музыкальное училище по профессии «Актер музыкальной комедии» и уехал работать в Красноярск-26. Спустя два года решил перебраться сюда, в Европу — откликнулся Саранск, предложили место в труппе. Но это оказалась не последняя остановка, хотя здесь я женился: уехал в Одессу, где почти два года проработал в театре оперетты под руководством Михаила Григорьевича Водяного — того самого Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке». В конце концов, мы с супругой вернулись и осели в Саранске насовсем. Моя супруга тоже работает в театре — театральным парикмахером. В «Контакте» родным городом я указал Санкт-Петербург — всю жизнь мечтал попасть в Ленинград, да так бы с этой мечтой и прожил, если бы не шанс получить дополнительное образование. С 2002 по 2007 год я учился в театральной академии Петербурга на курсе режиссёров музыкального театра — так что да, мечты сбываются.

Я с детства тяготел к театру, сколько себя помню. Многие говорят, мол, «я не мечтал, а стал артистом» — а я всю жизнь мечтал стать артистом...

О режиссуре

Моей большой и самой серьёзной постановкой, как режиссёра, был спектакль «Моя прекрасная леди», мюзикл Фредерика Лоу. В 2005 году. Этим спектаклем я защищал диплом с отличием. Режиссерская карьера началась в 50 лет, после поступления в академию в Петербурга — и ровно тогда же закончилась карьера актера. На сцену выхожу, только если выпадает какая-то совсем неординарная уж ситуация, и то в небольших ролях.
Наверное, если бы не стал режиссером — ушел бы на пенсию. Играл бы себе в сказочках Кащеев и Королей... А режиссура стала для меня возможностью поделиться знаниями, которые я копил всю жизнь: на том свете они мне точно не пригодятся.

Есть много случаев, когда человек сочетает актерство и режиссерство, таким был Олег Николаевич Ефремов, например, но я думаю, что нужно чем-то одним заниматься.

О ролях

Хорошо помню свою первую роль — в первом классе сыграл Муравья из басни «Стрекоза и муравей». Персонаж, сами понимаете, серьезный, и для меня все это было очень серьезно. Первая большая роль в самодеятельности — Баба-Яга в сказке Евгения Шварца «Два клена». Скажу без ложной скромности, на мою Бабу-Ягу ходил весь город!
А во всей взрослой актерской карьере считаю для себя знаковыми всего три-четыре роли. Это Фальк в «Летучей мыши», Наполеон в «Баядере», граф Бони в «Сильве» — очень долго не мог влезть в шкуру героя, профессионализма, что ли, не хватало, два года мне эта роль не поддавалась... И, пожалуй, роль Бабса в «Донне Люции, или Здравствуйте, я ваша тетя» — вот там я набрался мастерства выше крыши.

Я, кажется, переиграл всю нечисть — Лешие, Бабки-Ёжки, Кащеи Бессмертные — вся плеяда этой безумно интересной нечисти — моя.

1

О забытых словах

Если актер выходит на сцену и забывает слова, по молодости, бывает, он и теряется. Но когда уже есть опыт, знание спектакля, помнишь текст других персонажей, выкрутиться гораздо проще. Пусть и переврешь фразы, но получится более-менее гладко.
Хотя на моей памяти были актеры, которые произносили текст строго по определенно сказанной реплике. Скажешь им что-то по тексту — они и не ответят! В одной из сказок мы с напарником играли с такой актрисой и решили подшутить: проговорили тексты и за себя, и за нее. Она сидела и просто смотрела на нас. В конце попыталась что-то сказать, но мы отвечали: мол, молчи Царица-матушка, за тебя уже все сказано. Конечно, были потом обиды, но что поделать, если она молчала?

Зрители помнят некоторые мои роли, подходят на улице, говорят, узнали, как я играл Короля в «Золушке». Конечно, это приятно.

12-mes-postanovka
Мюзикл петербургского композитора Владимира Баскина «Двенадцать месяцев» в постановке Александра Челышева

О страхе сцены

Никогда у меня не было страха сцены, всегда получал лишь удовольствие от игры. Выходил на сцену — и забывал все дрязги, склоки, ссоры... А студентам всегда советую Станиславского, у него про страх сцены очень хорошо написано. Вот, например, фраза «Театр начинается с вешалки». Это значит, что раз ты пришел в театр, то вместе с пальто на вешалку повесь все свои заботы, дрязги, несчастья. Повесь — и проходи. Отзанимался — забери пальто и всё неси дальше, если хочешь, но не в театр. Театр — это храм, сюда приходят не работать, а служить.

О современном театре

Андерграунд-постановки, осовременивание классики, когда Гамлет, например, может зачитать рэп со сцены, — я не терплю этого. В это болото можно очень легко скатиться, когда режиссер идет на поводу малоискушенного зрителя, которому не важна мысль. Он руководствуется принципом «я заплатил деньги — развлекайте меня», и получается пародия на постановку.
Я все же приверженец правды чувств и правды жизни на сцене. Того, чему меня учили в училище, того, чему много времени уделяли в работах Станиславский, Вахтангов, Хлопков — плеяда старых русских режиссеров.

Элемент осовременивания может быть, но этому не вся классика поддается. Если мы возьмем оперное произведение, скажем, «Пиковую даму», то осовременить её не даст сам текст, само либретто и главное — музыкальная драматургия. И не нужно пытаться что-то придумать, выворачивая классике суставы.

Я всегда говорю студентам, — вы выходите на сцену голые — какой бы костюм на вас не был, зритель сразу видит, есть ли у вас ум и обаяние. Если вы не зажжете зрителя, он вас не полюбит.

Об актерском образовании

Внешность для актера — далеко не главное: нужно нутро, эмоции, интеллект. Когда человек интересен, хочется на него смотреть.
Задача педагога в театральном вузе — наполнить студента, испытывающего непреодолимую тягу к актерской профессии, знаниями и культурой. На ТВ могут работать непрофессионалы вроде вчерашних КВНщиков, это их право. Но театр не просто развлекает, но и учит при этом, так что театральные актеры должны быть для зрителя источником культуры. Конечно, актеры — это взрослые дети, бывает, что они заигрываются и допускают какие-то скабрезности, но не мат. За ним добро пожаловать в «Камеди клаб» или на некоторые московские подмостки — там вы услышите и не такое.

В провинции есть великолепные актеры, не хуже, чем в столице, но они никуда не рвутся: зачем? Тут ты востребован, а в Москве будешь сидеть 130 грибом в двухсотом ряду — а ты народный артист.

О труппе

У нас очень хорошая и талантливая труппа, и я их очень люблю. Все разные, с разными характерами... Вот буквально недавно на репетиции повздорили немного на творческой почве — но не без этого же, в семьях тоже скандалят и ругаются, а уж тут тем более. И я их понимаю, потому что я сам актер.
В труппе 23 человека, это очень и очень мало. В идеале она должна состоять хотя бы из 30-35 человек. Но театр — бюджетная организация, и сейчас наша семья никак не может разростись.

Неважно, что я с ними поругался недавно или что меня плохим словом назвали — если актеры выходят на зрителя, и им кричат «Браво!», мне больше ничего не нужно.

О критике

Если человек огульно оговаривает спектакль, лишь бы унизить постановку или режиссера — это не критик, а критикан. Но когда профессионал доброжелательно указывает на недочеты, к его мнению стоит прислушаться. Хотя режиссер и сам знает все недочеты лучше критиков — просто ему не хватило, допустим, времени отточить всё до блеска.

rezh

О «Соотечественниках»

Конечно, фестиваль Саранску нужен: это прекрасная возможность, не выезжая в другой город или даже страну, посмотреть спектакль местной труппы. Для наших актеров это опыт: на чужих ошибках гораздо лучше учиться, чем зарабатывать собственные.
Но в идеале надо проводить фестиваль не ради фестиваля, а ради того, чтобы обмениваться отдельными актерами — вот тогда мероприятие вызовет небывалую заинтересованность актеров! К примеру, приезжает спектакль, режиссер посмотрел на артистов и думает: а неплохо было бы договориться и отправить одного из наших в их театр, а к нам — наоборот, взять одного из них.

О коллегах

Мы общаемся с актерами из других театров, конечно, но разговоры больше бытовые, чем профессиональные. К тому же у них зачастую не бывает времени: они отыграли, собрали чемоданы и уехали. Если все же получается собраться после спектакля, все обмениваются мнением: что понравилось, какие у кого есть замечания — конечно, без критиканства и обид. Бывает, что глаза «замыливаются» — и свежее мнение со стороны выручает.

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях: