Городские профессии: вожатый

Откровенно — о курящих детях, подростковом сексе и трагедии на Сямозере

Как мы это сделали
Представления многих о детских оздоровительных лагерях основываются на картине «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». У тех, кто помоложе и неразбочивее в кинематографе — на фильме «Каникулы строгого режима». «Рейтинги» решили прояснить ситуацию изнутри: вожатый с пятилетним опытом работы в разных лагерях России рассказал, как сделать так, чтобы тебя полюбили и дети, и директор лагеря, и родители.

В качестве иллюстраций использованы фотографии из книги Клодин Дори «Артек — лето в Крыму». Серию снимков француженка сделала с 1994 по 2003 год. У одних фотографии Клодин вызвали абсолютный восторг, другие подвергли их сокрушительной критике. Как сказала одна вожатая: «Это просто ужас! У нее дети в одежде валяются на покрывалах на кроватях! Более того, они еще и играют в карты»... А через пять лет после издания альбома случилось так, что он фигурировал в скандальном деле о развращении детей администрацией лагеря, проходя в качестве улики. Украинские психологи упрекнули Дори в том, что она сняла серию фотографий для «взрослых, склонных к педофилии».

Вася, 1994 год
Вася, 1994 год

Про себя

Я учился в ИСИ, так что избежать внеучебной деятельности мне бы все равно не удалось, но студвесны я променял на вожатство. В лагерь отправляют не сразу: сначала надо учиться два месяца в школе вожатского мастерства. В школу я попал благодаря другу: он попросил его туда проводить, а потом просто взял и пропал. А я подумал: почему бы не попробовать, раз уж пришел? И это был конец моей научной карьеры, потому что на первом курсе я был отличником, а потом куда-то все покатилось.

На лекциях в школе вожатского мастерства рассказывают много полезных и важных штук, которые ты, когда приходит время, не можешь применить: знал до экзамена, да забыл

Про зарплату

Зарплата вожатого никогда не была такой, чтобы считаться серьезным заработком. В некоторых лагерях действуют системы штрафов и премий, но по сути вожатый — это человек, работающий по срочному договору, в котором уже указана сумма.
Ехать вожатыми в лагерь, чтобы зарабатывать бешеные деньги, глупо. Я знаю людей, которые получали по 30 000 и больше, но тут все зависит от лагеря и роли вожатого. Есть вожатый-новичок, второгодка, потом он может стать старшим смены, методистом… На каждой ступени есть шанс получать побольше, но если хочешь быть богатым — иди в другое место.

Саша №1, 2003 год
Саша №1, 2003 год

Про распорядок

По документам рабочий день начинается с подъема и заканчивается с отбоем, но это в теории. На практике в любое время суток тебе есть чем заняться. Как только уснут дети, тебя ждет планерка, а потом еще и подготовка к завтрашним играм и мероприятиям. В общем, если вдруг у вожатого есть свободное время, значит, где-то есть дело, которое требует внимания.

Про дисциплину

Не нужно быть диктатором. Ты можешь с первого дня строить детей и вроде как получать нужный результат — они слушаются. Но это только потому, что побаиваются: к середине смены они уже привыкают, и ты внезапно понимаешь, что арсенал педагогических методов внезапно исчерпался.
Выстраивать общение с детьми нужно с самого начала. Работающий способ — сохранять спокойствие и рассудительность. С отрядом нужно разговаривать громко и очень четко, но не кричать. Чаще всего достаточно сказать: «Миша, не ходи туда», и ребенок будет тебя слушать — ты же старший. Повысить голос (а у хорошего вожатого есть с десяток градаций, от строгого тона до истеричного крика) можно только в том случае, если понимаешь, что другого способа добиться дисциплины нет.
Обычно время задействовать голосовые связки на полную наступает ближе к концу смены — все расслабляются, поскольку происходящее в лагере становится обыденным порядком вещей. К этому моменту, если раньше всё было сделано правильно, спокойный тон настолько привычен для окружающих, что легкий окрик звучит громче артиллерийской канонады, и все головы сразу поворачиваются в твою сторону.

Лагерь «Речной», 1994 год
Лагерь «Речной», 1994 год

Про методы воспитания

Работа вожатого состоит не в том, чтобы что-то делать за детей, а в том, чтобы создать условия, в которых они могут проявить свои таланты. Дети, как правило, против. Особенно если они что-то действительно делают круто — в их жизни даже малейшее проявление таланта обычно приводит к бесконечным хождениям в музыкалку, к репетиторам или на какие-нибудь танцы.
Практически всегда то, что придумывается отрядом, нельзя показывать никому за пределами лагеря, но опыт совместного творчества для детей бесценен. И ради этого можно (даже нужно!) применять всякие педагогические хитрости вроде психодрамы.

Чем лучше дети умеют что-то делать, тем меньше они будут хотеть этим заниматься в лагере

Лагерь «Речной», 2003 год
Лагерь «Речной», 2003 год

Про программу

Спонтанно в лагере происходить ничего не должно: хорошая программа расписана поминутно. У детей всегда полно энергии, так что нужно добиться такого её расхода, чтобы к моменту отбоя они просто валились на кровати. Твоя роль как вожатого в таком случае заключается лишь в том, чтобы оттащить тела к умывальнику и заставить почистить зубы. Проблемы с отбоем возникают чаще всего от того, что программа недостаточно интересна для ребенка, и он просидел за планшетом весь день.

Мобильники у детей уже давно не отбирают. Уж не знаю, каким махровым должен быть лагерь и каких детей туда должны отправлять, чтобы отбирать у них телефоны

Про телефоны

Неизбежное зло современного мира — даже у пятилетки есть какой-нибудь гаджет. Отбирать его нельзя, да и глупо. Поэтому нужно сделать так, чтобы шанса заскучать и опустить глаза в инстаграм просто не было. Единственное исключение — звонки родителей. Сложно только объяснить им, что звонки посреди ночи нарушают, черт побери, режим ребенка и вредят ему гораздо сильнее недоеденного ужина.

Игорь и Таня, 1994 год
Игорь и Таня, 1994 год

Про воровство

Редкое явление в лагере, хотя для детей абсолютно нормальное — понимание своего и чужого у них развито в разной степени, и, скорее всего, кража происходит из-за элементарного непонимания, а не по злому умыслу. У вожатых, кстати, вообще почти никогда не воруют даже самые отъявленные бандиты — авторитет вожатого для этого должен быть просто потерян.
Часть работы — понимать, кто способен на хулиганство, проконтролировать, чтобы этого не случилось. Вообще, чтобы ребенок обманул вожатого, один из них должен быть невероятно хитрым, а второй — невероятно глупым.

Победители, 1999 год
Победители, 1999 год

Про еду

В лагерях кормят очень хорошо, я бы сказал, даже слишком. Другое дело, что родители не могут просто так взять и отправить ребенка отдыхать без соленой, перченой и засахаренной дряни. Даже когда мы отправляем детей на юг и в поезде предусмотрено питание, им все равно дают с собой кучу всего.

Естественно, дети не любят нормальную еду, они любят всякую гадость типа чипсов и газировки, и получают это. А родители потакают, считая, что в лагере ребенок будет голодать. Не будет

Работа вожатого очень энергоемка, все делается буквально на бегу, поэтому на второй-третий день пребывания в лагере местная еда кажется самой вкусной в мире, и вожатые всегда просят добавки. Вообще, хорошо заиметь знакомство в столовой, чтобы потом после отбоя зайти за стаканом молока, батоном или еще чем.

Лагерь «Кипарисный», 1994 год
Лагерь «Кипарисный», 1994 год

Про традиции

В конце смены обязательно что-нибудь бывает: дискотека для старшей смены, слезодавительные обнимания, ночной милитари. Такие мероприятия обязательно проводятся, хотя бы потому, что в последнюю ночь спать точно никто не будет. Пусть уж лучше занимаются чем-то организованно, чем начинают самодеятельность. Все должно быть контролируемо: хотите на вечернюю «свечку», плакать и обниматься — пожалуйста. Хотите на ночную дискотеку — вперед. Не хочешь ни того, ни другого — иди спать. А уж древняя традиция «давайте намажем соседей ночью зубной пастой» живет, как сорняк, практически во всех лагерях.

Мазать пастой надо по системе: мятная жжется, жертва обязательно проснется, так что берите фруктовую. Фишка в том, чтобы намазать, убежать, а утром первым прийти и смеяться над теми, кого измазали

Лагерь «Речной», 2003 год
Лагерь «Речной», 2003 год

Про походы

Уже после первой смены у вожатого появляется болезнь «вращающейся головы» — иначе никак не уследить за всеми детьми сразу. Любой выход из лагеря — это шок-событие, к которому нужно отнестись с десятикратным вниманием. А уж после карельской трагедии даже суровые профессионалы говорят, что не надо им походов, лучше что-то в лагере сделать. Естественно, если так получилось, что вас выводят в поход, рядом должен быть инструктор, оборудование и много всяких важных мелочей.

Лично я сделал бы все, чтобы те байдарки не отплыли, особенно если рядом не было вменяемого инструктора и спасжилетов. В таких ситуациях просто нельзя бояться идти на конфликт — может десять раз прокатить, а на одиннадцатый будет катастрофа

В трагедии на Сямозере виноваты все, кроме детей. Начиная от вожатых и заканчивая администрацией лагеря. Конечно, вина руководства тут несоизмеримо больше, но вожатые же тоже взрослые люди, прекрасно видели, на какой риск они идут. Их заставили? Ну как можно заставить человека делать что-то подобное? Окей, если заставляют, то телефоны есть у всех — звоним в прокуратуру, Роспотребнадзор, поднимаем на уши все ведомства. Конкретно ты в лагере вряд ли останешься, но и дети тоже никуда бы не поплыли.
Изначально надо просчитывать все риски уже на стадии поиска информации о лагере: читайте все, что только попадется, о его руководстве, о мероприятиях. Если появится хоть что-то подозрительное, делайте выводы.

Андрей и Сережа, 2002 год
Андрей и Сережа, 2002 год

Про игры

Нельзя оставлять ребенка наедине с планшетом. Конечно, детям никто не запрещает брать с собой гаджеты, им, может, и с ними неплохо сидится, но работа вожатого заключается в том, что поднять ребенка и привести его к месту, где объясняются правила игры. Ребенок так устроен, что если вокруг начинается движуха, он к ней неизбежно присоединится. Нужно просто заставить послушать правила, а дальше дело само пойдет. Особенно если интересные игры проводятся каждый день, ребенок втягивается и к планшету особо не возвращается.

Про конфликты

Дети жестоки только формально: они пока не умеют управлять собой, поэтому не могут вредить осознанно. Так что если вдруг в отряде у вожатого образовалась конфликтная ситуация — это плохой вожатый, он должен был заранее знать о происходящем. Обычно процесс ухудшения отношений длительный, и работа заключается в том, чтобы заметить его как можно раньше и предупредить.

С детьми обязательно надо разговаривать — они такие же люди, только маленькие

Чаще всего приходится работать с детьми, которые «выпадают». В отряде всегда складываются компании, и кто-нибудь обязательно не найдет себе места. Нужно вовремя это заметить и помочь это самое место занять.

Юля и Даша, 2002 год
Юля и Даша, 2002 год

Про поведение

Дети всегда шалят — это нормально. Некоторые из них шалят сильнее обычного, и тут нужен аналитический подход. Осознанное это злодейство, проблема с зажатостью ребенка в условиях семьи или откровенные отклонения — подход должен быть разным.
«Социальные» дети, конечно, сложнее обычных, но с ними интересно работать. Результат может быть просто феерический! Хорошее воспитание и образование ребенка ты уже вряд ли улучшишь, а вот с их недостатком работать гораздо продуктивнее — ты можешь раскрыть то, что не способно пробиться наружу в обычных условиях.

Про родителей

Самое ужасное, что может случиться с ребенком, — это когда родители его преследуют. Звонят по десять раз на дню, постоянно приезжают... Был случай, когда ребенок уехал на юг, а родители сняли номер в отеле по соседству и приходят каждый день. Он бы и рад поиграть, но тут мама и папа с кастрюлькой домашнего борща и платком для носа.
Были и случаи, когда ребенок просто неуправляем — до приезда родителей. Ведешь его на встречу, он смотрит глазами котика из Шрека и просит не рассказывать ничего. Но жаловаться родителям на детей — самый последний метод. Обычно в момент очной ставки рассказываешь про достижения ребенка, какой он хороший пловец, танцор, певец и какой рекордсмен в уплетании перловой каши.

Лиза и Коля, 2002 год
Лиза и Коля, 2002 год

Про напарников

Справиться с группой из 20 и больше детей в одиночку почти нереально, поэтому вожатых двое. Папа-вожатый и мама-вожатая — такая мини-многодетная семья. Найти общий язык с напарником — самое главное: ближе к середине смены усталость от постоянного напряжения разрастается. и просто необходимо дружеское плечо (а иногда и жилетка) напарника.

Два «старичка» в одной команде — это чаще всего плохо. С опытом приходят свои методы, какие-то фишки, и у двух мастодонтов обязательно будут споры. Лучше ставить менее опытного человека на отряд с тем, кто уже кое-что знает о вожатстве

Про наказания

Наказывать — это не слишком педагогично. В первую очередь, это давление на личность, чего делать не стоит: нужно разбираться с причиной, а не с последствиями.
Нужно всегда стараться найти такие пути, которые не повредят ребенку. Слова вообще главное оружие в войне с педагогическим хаосом.

Лагерь «Полевой», 2003 год
Лагерь «Полевой», 2003 год

Про вредные привычки и секс

В лагере по большому счету этому места нет. Но старшие смены, как правило, уже курят. Если застукал ребенка с сигаретами, нужно сразу проводить их публичную утилизацию. Ну и позвонить родителям, конечно. По регламенту, родители должны быть в курсе всего, что происходит с ребенком в лагере. Но в каждом конкретном случае надо понимать, достаточно ли будет просто отобрать сигареты, или же нужно сразу звонить отцу.
Алкоголю в любом виде нет места в лагере. Уже хотя бы из чувства самосохранения нельзя позволять детям пить, нет алкоголя — нет проблемы. В идеале, конечно, вожатый должен не ловить нарушителей по факту, а предупреждать такое.
Вожатые, бывает, по ночам выпивают — это факт, который глупо замалчивать, все и так прекрасно об этом знают. Но это можно делать по-разному: можно просто посидеть-поговорить, а можно и накидаться до беспамятства. Такие, без самоконтроля, очень быстро выталкиваются из нашей среды — никто не хочет полагаться на неадекватов.

В моей практике было, что родители, знавшие о вредных привычках детей, передавали записки: «Я, мама такого-то, разрешаю моему ребенку курить». Что делать, пару раз в день я их собирал и вел на перекуры

Что касается подростковых отношений — хороший вожатый всегда в курсе, что происходит у детей на личном фронте. Если уж упустил момент, и дело дошло до постели... Приходилось растаскивать парочку по своим кроватям и объяснять, что у себя дома пусть занимаются, чем хотят, а в лагере — нельзя. Никакого подросткового секса в мою смену.
Когда я только начинал ездить в лагеря, там было гораздо больше таких проблем. Сейчас жизнь изменилась в лучшую сторону, а вместе с ними ушли и многие крайности.

Моя роль как вожатого заключается в том, чтобы в конце смены из лагеря уехало столько детей, сколько приехало, и ни одним больше

Про отношения между вожатыми

В идеале отношения между вожатыми должны быть как у крестных отцов и матерей, иначе это может серьезно мешать работе, но пары бывают чуть ли не в каждой смене. Ничего удивительного: люди находятся в замкнутом помещении, рано или поздно они начинают испытывать симпатию друг к другу. Иногда это перерастает в что-то большее.

В хорошего вожатого нет-нет да и влюбится какая-нибудь пионерка из первого отряда — это нормально. Нужно постараться смягчить ситуацию, чтобы не оставить у ребенка травму от неразделенных чувств. Никто и не говорил, что будет легко.

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях: