Литературная колонка. «Обычный день»

Литературная колонка от штатного колумниста «Городских рейтингов»


Как мы это сделали

Эраст Переплётов снова вспоминает дни служения в государственной конторе. В этом выпуске вы в очередной раз услышите имена «преподобного Фёдора Никитича», «владычицы одного отдела Нины Борисовны» и узнаете, как по дороге на работу Эраст Переплётов обрёл потерянного брата, но лишился его тем же утром в районе «пивнухи».

«Обычный день»

Случается так, что самый обычный, неприметный день, благодаря какой-то забавной мелочи, запоминается настолько хорошо, что даже спустя многие годы ты отчетливо его помнишь. Здесь я имею в виду не какой-то знаковый день, вроде свадьбы, дня рождения или может быть выхода на пенсию, а самый обычный среднестатистический день. Причём можно не помнить ни его дату, ни ближайшие к нему дни и даже месяцы, поэтому он кажется каким-то уникальным, хотя при этом, по своей сути является таким же обычным, как и все остальные.

Сегодня расскажу вам два несвязанных между собой забавных случая, которые приключились со мной в один такой ничем непримечательный день.

Стояло погожее майское утро конца нулевых. Я вполне себе буднично шагал на горячо любимую работу, находясь в напряжённых мыслях о самой работе — о том, что мне необходимо сделать по прибытии в государственную контору, какими документами заняться в первую очередь, нет ли каких отчётов, счетов, актов или договоров которые нужно срочно куда-нибудь отправить или наоборот откуда-нибудь забрать. С этих рутинных мыслей обычно всегда начинался мой ежедневный пятнадцатиминутный поход от дома до своих рабочих апартаментов.

На моё счастье в то утро я вообще не мог припомнить ни одного хоть сколько-нибудь значимого рабочего дела и в связи с этим несказанно радовался заманчивой перспективе бездельничать весь день, закинув ноги на стол у себя в кабинете.

Во время сих приятных размышлений я резко спустился с небес в реальность от того, что кто-то настойчиво сигналил мне из припаркованного неподалёку автомобиля. Не сразу сообразив в чём дело, я сначала было подумал, что сигналят не мне, но оглядевшись по сторонам, понял, что кроме меня поблизости никого нет. Нерешительно подойдя к машине, я с большим трудом признал в улыбчивом водителе одного своего знакомого.

Ну, точнее, «знакомым» его было можно назвать разве что с большой натяжкой. Я с трудом вспомнил, что звали его то ли Иваном, то ли Толяном, что вроде бы он работал в каких-то силовых структурах, а так же, что пересекались мы с ним один единственный раз, в компании общих знакомых с месяц назад. Какую-то дополнительную информацию о данном индивидууме я не припоминал, а скорее даже просто не знал.

С беззаботной миной на лице, вальяжно развалившись на переднем сидении старенькой тойоты и явно получая удовольствие от собственного отражения в зеркале, он меня благодушно поприветствовал: — «Здарова брат, как семья, как сам, давай запрыгивай в тачку, подкину до работы!»

Не то чтобы мне было лень прогуляться по Саранску несколько кварталов, но было как-то неудобно отказывать родственнику — «брат» всё-таки.

По дороге он спросил: — «Ну что брат, скоро лето, сезон начался уже или пока ещё мало народу к тебе заходит?». Тут я немного растерялся, говорю: — «Да народу как обычно, ко мне вообще никто никогда не заходит», на что он ободряюще добавил: — «Не расстраивайся, братишка, вот увидишь, ещё попрут, и я вечерком тоже заеду пару литров нефильтрованного у тебя возьму» — на этих словах он почему-то резко затормозил возле магазина разливного пива.

«Ну всё брат, приехали, выпрыгивай, рад был тебя видеть!» — всё с той же беззаботной миной на лице попрощался со мной Иван-Толян. Я вышел из машины, вопросительно на него посмотрев, он же, захлопнув за мной дверь, спокойно поехал дальше. Идти до настоящей работы мне оставалось ещё два квартала. «Что чёрт возьми это было?» — с недоумением пробормотал я, ступая вслед за медленно удаляющимся автомобилем «брата».

Спустя пару часов я пил чай у себя в кабинете, периодически ухахатываясь над утренним недоразумением. А мог бы сейчас пить не чай, а пиво в своей собственной пивнухе — размышлял я в шутку, активно занимаясь рабочим бездельем.

Раздался телефонный звонок.

Звонила «владычица» одного из наших отделов Нина Борисовна — «заслуженный человек-амёба всей госконторы» — в её голосе звучали нотки тревоги и трепетного волнения. Что-то явно было не так и вместо стандартного: — «Доброе утро Эраст Александрович!» в трубке заискивающе раздалось: — «Привет Эрастик, как дела?» — «ну хоть не братишка» — с недоверием заметил я.

С таким обращением в свой адрес я уже сталкивался и благодаря унылой предсказуемости Нины Борисовны прекрасно знал, что за «Эрастиком» последует одно из двух поручений:

В худшем случае беспринципная Нина Борисовна могла сослать меня в командировку по делам своего отдела, к коим я не имел особого отношения. Как правило, в командировку ехать нужно было в этот же день и все мои немногочисленные, но очень принципиальные планы шли прахом. Кроме того, по возвращению, мне, вместе с копеечными командировочными, мой тогдашний верховный руководитель, достопочтенный Фёдор Никитич всегда устраивал очень качественную и показательную порку за то, что я из-за этой самой командировки не успевал вовремя сдать какой-нибудь отчёт, а сама Ниночка была как-бы и не при чём.

В лучшем же случае, поломалась какая-нибудь техника в её отделе и я всеми доступными способами обязан был всё починить.

К счастью, менять свои планы мне тогда не пришлось, а требовалась как раз помощь технического характера — если мне и светила командировка, то только через коридор в почти соседний кабинет.

Надо заметить, что спаситель компьютерной техники из меня был никудышный, откровенно говоря, я просто ничего в этом не понимал, но по каким-то неведомым мне причинам у нас все уверовали в то, что я, опираясь на позитивный склад ума, могу самолично за пять минут собрать и запустить большой адронный коллайдер.

Мне это не шибко льстило, но всегда забавляло, потому что вся моя техническая помощь обычно просто сводилась к тому, что если не включался компьютер, я несколько раз бил ногой по системному блоку и поправлял провода, которые периодически от него отходили. К моему удивлению за несколько лет работы примерно в шестидесяти процентах случаев этого было достаточно для того, чтобы всё вновь нормально функционировало.

Совершая долгий путь по коридору, я был готов к любым трудностям. Даже мысленно ассоциировал себя с Никитой Сергеевичем Хрущёвым, методично колотившим башмаком по тумбе (в моём случае компьютеру) с диким криком: — «Я покажу тебе кузькину мать!»

Нацепив на себя вид всезнайки, я бесцеремонно сел за стол начальницы и уставился в её монитор...

— Что у вас случилось?
— Эраст, тут нужно картинку на рабочем столе срочно сменить.
— Давайте с этим позже, в чём дело?
— Я хочу, чтобы на моём рабочем столе была фотография маленького оленёнка, эти фиалки мне уже надоели, — медленно выговаривая по буквам, как для человека страдающего геномной патологией, снисходительно процедила в моё ухо Нина Борисовна.

Прежде чем до меня дошло, что это и есть вся возникшая у отдела техническая дилемма, я ещё пару раз на всякий случай переспросил у слегка раздражённой любительницы юной оленины, правильно ли я её понял. Ответ был обескураживающе категоричен — срочная замена фиалок на оленя и ничего боле.

Я с недоумением кликнул правой кнопкой мыши на картинку с оленем и в выскочившем окне выбрал «Сделать фоновым рисунком рабочего стола», картинка сменилась — я посмотрел на Нину Борисовну.

Её радости не было предела, перескакивая с ноги на ногу и беспорядочно тыча пальцами в монитор, она напоминала счастливую мартышку, сбежавшую из цирка. Захлёбываясь эмоциями она с надеждой в голосе спросила: — «а можно ли поставить другую картинку — например эту, или вот эту, или даже эту?» — утвердительно кивнув, я, сам того не ведая, открыл врата в Ад...

Закрутилась карусель стремительно меняющихся (буквально до тошноты) картинок. Оленей сменяли слонята, слонов — тигрята, тигрят — утята... Я молча сидел, не понимая, что вообще вокруг меня происходит. Спустя несколько минут уже все сотрудницы отдела, свихнувшейся в одночасье Нины Борисовны, стояли у меня за спиной с блокнотами, записывая последовательность действий нужных для смены обоев на рабочем столе. Я глупо улыбался, размышляя о том что, пожалуй, история с ИванТолей вышла не такой уж и странной.

Все в отделе были безгранично счастливы, сердечно меня благодарили за проведённый мастер-класс. Не зная, что и сказать я зачем-то им случайно поклонился, на что в ответ они покорно, с каким-то глуповато-виноватым видом начали кланяться мне в ответ — быть частью более странной картины мне ещё не доводилось. Всё окружающее действо напоминало какие-то очень экзотические сектантские обряды.

Покидая «Церковь Святых обоев» и свою новоиспечённую паству, я на прощание поднял руку, сделав жест, а-ля Папа Римский, после чего поспешно захлопнул за собой дверь.

С тех пор сменой «обоев» в рабочее время и на рабочем месте я никогда не занимался, так же, как больше никогда в жизни не встречал и «братишку» Иван-Толика — а вот сам этот обычный день до сих пор прекрасно помню.

 b Литературная колонка   b   Обычный день

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях:
4.3 6 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
2 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Евгений Руссо
1 месяц назад

Ну наконецто, я уже соскучился

Маруся Кликова
29 дней назад

Наконец-то нашлось время прочитать всё! Читала взахлёб

Очень интиресно и смешно

Смеяялась я конечно

не до слез, а скорее всего немного подхихикивала.

Последний раз редактировалось 29 дней назад Маруся Кликова ем