«Боюсь ли я работать? Ну а что поделать» — три монолога людей, что работают в разгар пандемии

Волонтеры и таксист поделились с «Городскими рейтингами» своими страхами, планами и особенностями работы в период карантина

Как мы это сделали
Сегодня 1 мая. День труда. Праздник, который мы впервые за долгое время проведем дома без намеков на шумное веселье. И это в лучшем случае. Мы все-таки надеемся на сознательность людей. «Городские рейтинги» посчитали, что в этот день будет правильно рассказать о тех людях, которые, несмотря на сложную ситуацию в России (и мире, конечно) продолжают работать. Не дома за ноутбуком, жалуясь на затянувшееся заточение, а там — на улице, в городе и общественных местах. Три героя этой статьи — выездной волонтер, волонтер карантина и таксист. Они поделились своими мыслями о работе и переменах, психологическом давлении и страхе заболеть, желании помочь и благодарности.

 Боюсь ли я работать  Ну а что поделать    три монолога людей  что работают в разгар пандемии  Владислав Киушкин, выездной волонтер

Я студент 6 курса Медицинского института МГУ им. Н. П. Огарева и работаю выездным волонтером с открытия штаба волонтеров-медиков по оказанию помощи пожилым людям в экстренной ситуации, уже чуть больше месяца. Каким врачом хочу стать? Как говорили нам преподаватели — нужно стать в первую очередь хорошим врачом, а кем по специальности — это уже второй вопрос.

Сначала в университете нас перевели на дистанционное обучение, а потом отправили на каникулы. Сложилась затруднительная ситуация из-за пандемии коронавируса. Я подумал, почему бы не присоединиться к волонтерам по помощи пожилым людям, ведь я будущий врач, и я должен помогать людям — поэтому я и пришел в штаб.

Прежде чем стать волонтерами, мы прошли онлайн обучение, а потом очное обучение в штабе. На онлайн-обучении смотрели видео, где нам объясняли, что от нас требуется, что мы должны делать, как обезопасить себя и окружающих, потом сдали тест и получили сертификат. На очном обучении нам уже объяснили все гораздо подробнее. На обучении узнаешь все про структуру штаба, технику безопасности: как передавать пакет заявителю, как сократить или минимизировать контакт с пожилым человеком, как обезопасить себя в городе, в магазине, в общественном транспорте.

Страшно? Я думаю, что каждому не хотелось бы заболеть. Мне спокойнее, когда я соблюдаю все меры предосторожности, которые всем уже известны. Страха нет, только понимание того, что нужно быть максимально аккуратным.

В основном люди, которым мы помогаем, всегда благодарны. Они говорят «спасибо», говорят, что мы нужны им, что обратятся к нам еще раз.

Сложность в рисках. Мы ходим по городу, по магазинам, адресам заявителей. Да, мы держим дистанцию и максимально защищаем себя и заявителей, но риски всегда есть. Это немного давит психологически. Но осознание важности задач нашего штаба позволяет двигаться дальше.

Люди, которым мы приносим покупки, запоминают нас. Бывает, звонят и просят, чтобы пришел конкретный волонтер — «а можно нам волонтера Ольгу». Кто-то хвалит, кто-то благодарит, у кого-то наворачиваются слезы благодарности на глазах.

Бывают сильно загруженные дни, много заявок. Ты объезжаешь весь город, стараешься успеть, чтобы люди получили свои покупки в срок, сегодня. Понимаешь, что твоя бабушка в другом регионе точно так же может целый день ждать продукты и лекарства.
Да, мы ходим по городу, но только в рамках своих обязанностей. Это не прогулки, а именно работа. Дорога до штаба, выполнение заявки, и обратно в штаб, а потом сразу домой.
Родители меня понимают. Каждый желает только лучшего для своего ребенка и, конечно, они беспокоятся. От волонтерства не отговаривали. Когда я выхожу из дома, звоню им, а они всегда дают напутствие — будь осторожен, защищайся.

Я думаю, что стал добрее и сентиментальнее за время работы. Начал лучше ориентироваться в городе. Из района в район, с улицы на улицу — понимаешь, как расположены дома. Улучшилась моя коммуникабельность. Здесь, в штабе, работают очень хорошие люди, правда. С ними хочется общаться и дружить.

Не было такого, что просыпаешься и не хочешь никуда идти. Иногда понимаешь, что устал. Но все равно идешь в штаб, потому что хочешь помогать. Во-вторых, хочешь увидеть других волонтеров, которые стали твоими друзьями. Я не был большим активистом в университете и не думал, что волонтерство настолько меня затянет. Быть полезным и обретать новых друзей — в этом моя мотивация.

 Боюсь ли я работать  Ну а что поделать    три монолога людей  что работают в разгар пандемии  Дарья Косынкина, волонтер-медик, волонтер карантина

Я учусь на 6 курсе в Медицинском институте по специальности «Лечебное дело»
Сейчас я помогаю студентам, которые находятся в строгой изоляции в третьем общежитии, где в основном живут иностранные граждане.

В главном волонтерском штабе мы получаем заявки от студентов, в которых написан список необходимых продуктов и лекарственных средств. Мы покупаем все в ближайшем «Перекрестке» и передаем покупки в столовую МГУ, где они проходят санобработку и отправляются к студентам. Весь процесс контролируется.

Я выбрала благородную профессию, и считаю, что мой долг помогать людям. В России сейчас очень серьезная эпидемиологическая обстановка. Количество заболевших коронавирусной инфекцией только растет с каждым днем. В такой ситуации нужно объединяться и поддерживать друг друга.

За нашим здоровьем и состоянием строго следят. Каждый день, приходя в штаб, мы моем и обрабатываем антисептиком руки, мерим температуру и соблюдаем дистанцию между друг другом. Нам выдают маски и перчатки, в которых мы ходим. После возращения из магазина снова обрабатываем руки и измеряем температуру.

Для меня самое сложное — это боязнь не найти подхода к человеку, быть неправильно понятым, и, конечно, риск заразиться.

Для меня важно, что такие же студенты, как и я, добровольно и бескорыстно работают, просто потому, что им это нравится. У нас действительно есть огромное желание помочь.
Страх заразиться инфекцией есть, сейчас от этого никто не застрахован. Вся надежда только на меры безопасности. Да, я боюсь заболеть, и родители тоже за меня волнуются, но полностью одобряют то, чем я занимаюсь. Они на моей стороне, поддерживают меня.

Как-то вечером мне позвонил русскоговорящий студент и попросил купить ему блинчики. Ну, захотелось ему. А без официально поданной заявки сделать я этого не могу, пришлось отказать. В тот момент он сильно расстроился.

Каждый день — это общение как живое, так и по телефону. Мне безумно комфортно работать с другими волонтерами, мне приятно их общество. Особенно сейчас, в условиях карантина, когда возник дефицит живого общения. Честно, после работы, я часто получаю сообщения от студентов третьего общежития с благодарностью. Мне это очень приятно.

 Боюсь ли я работать  Ну а что поделать    три монолога людей  что работают в разгар пандемии  Андрей, таксист

Работа такси, конечно, изменилась в период пандемии. Сейчас сотрудники ГАИ проводят ежедневные рейды, останавливают автовладельцев, которые нарушают режим повышенной готовности, указы Главы РМ, о том, что передвигаться без причины у нас нельзя. Таксисты, которые ездят без лицензии получают, протоколы. Получается, что наши местные диспетчерские службы имеют приоритет в передвижении по городу.

Сейчас становится меньше машин, из-за того, что нелегалы сидят дома, а «бомбилы» боятся выходить. Машины с официальным разрешением спокойно передвигаются — малое количество заказов компенсируется малым количеством машин.

Соблюдать меры предосторожности работникам нужно: ездить в маске, иметь с собой антисептик — руки протираешь, дверные ручки, места, где пассажиры чаще всего касаются. Периодически стоишь и проветриваешь машину.

В утренний и вечерний часы пик чаще везем пассажиров на промышленные зоны, в ТЦ, магазины жизнеобеспечения людей. Люди добираются на работу, кто не успевает на общественном уехать. Днем — это поликлиники, женские консультации, больницы.

Стало меньше людей, которые едут куда-то по своим делам. Только по необходимости вызывают — из магазина с пакетами довезти, например. Пенсионеры уезжают по деревням, потому что в городе им уже трудно сидеть.

Да, такси часто выполняет работу курьера. Сейчас несколько служб такси включили данную услугу, люди могут ей воспользоваться. Передают документы, просят купить и привезти продукты питания, медикаменты. Водитель связывается с клиентом, уточняет информацию, покупает и привозит. У меня был такой опыт. Клиенты к этому относятся спокойно. Это новшество для Мордовии, но это удобно.

Сейчас мало людей выбирается в общественные места. Я бы сказал, что пассажиры изменились — они стали более спокойные, процент пьяных людей сильно уменьшился. Если раньше вечером после 9 часов пьяных клиентов было много, то сейчас их очень мало. Но все же они есть. Многие ездят к родственникам и пенсионерам развозить продукты. Заметно, что люди начали заботиться о своих родных и близких, добрее вроде как стали.
Возможно, стало больше странных пассажиров. Люди разговаривают про коронавирус, объясняют мне, что это замысел иностранных агентов, теория золотых миллиардов и прочее. Говорят, что коронавирус придумали спецагенты США, и там никто не болеет, а по телевизору все врут.

Конечно, нас обязывают ездить в масках. Мы обрабатываем руки и ручки в машине антисептиком. Хочется верить в лучшее, заботиться о пассажирах и своей безопасности.
Все сейчас ездят в масках. Только единицы в начале карантина ездили без них. Некоторые, когда садятся в машину, спрашивают — нужно ли надеть маску. На что получают утвердительный ответ.

Пробок стало меньше. С утра в час пик нет застоев, к которым мы привыкли — на Химмашевском мосту, на объездной Химмаш-Юго-Запад. Проверок стало больше — сотрудники ГАИ днем вылавливают машины, ночью тоже — поток маленький, проверяют лицензию, путевые листы.

С утра проходим предрейсовый осмотр. Если водитель плохо себя чувствует — его не допустят до работы. Сотрудники проверяют пассажиров и справки. Даже если вечером берешь заказ куда-нибудь в Рузаевку, спрашиваешь — прописка у вас рузаевская? Да, люди готовы, начинают относиться к этому как к должному.

Боюсь ли работать? Ну а что поделать? Мы понимаем, что ограничения заставляют людей передвигаться на такси из-за нехватки транспорта. Боишься, но соблюдаешь меры предосторожности, надеешься на лучшее. Руки обрабатываем, стараемся не сажать клиентов вперед. Исключение — если едет целое семейство, и заднее сиденье занято детским креслом. Лично я отказался от заказов с ЖД вокзалов, с аэропорта — когда ситуация только набирала обороты. Успокаиваю себя тем, что работаю в местной диспетчерской службе, а москвичи вряд ли ею пользуются, они больше заказывают через «Яндекс».

Интересных случаев так и не вспомню, разве что чумные мужчины с историями про золотой миллиард...

 Боюсь ли я работать  Ну а что поделать    три монолога людей  что работают в разгар пандемии Varvara_Platonova

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях: