Литературная колонка. «Золотые правила»

Литературная колонка от штатного колумниста «Городских рейтингов»

Как мы это сделали
Эраст Переплётов возвращается в колею после небольшого творческого воздержания — своего рода аскеза от писательства, взятая им на один месяц с нашего благословения.

Сегодня колумнист рассуждает об уходящей безвозвратно молодости, как ни прискорбно. А еще приводит три золотых правила алкоголя, которых сам старается придерживаться. Баронесса, Пьер, Эраст, мнимая невеста — что делать в клубе, чтобы утром было стыдно.

«Золотые правила»
Обычно, когда на очередной ваш День Рождения гости поднимают тост, в большинстве своём звучат банальные пожелания здоровья, денег, удачи, счастья и всякой подобной «мишуры», но чем старше вы становитесь, тем чаще появляется тост с пожеланием «оставаться таким же молодым».

С годами, несмотря на такие вот пожелания вечной молодости, так или иначе, ты перестаёшь ощущать себя молодым. Это уже даже не касается обычного биологического старения, изменений в функционировании организма или спонтанно возникающего желания присесть перед подъездом на лавочку к бабушкам и вместе с ними дружно делить на проституток и наркоманов всех мимо проходящих.

Можно сколь угодно долго себя обманывать, что мол, да я ещё молод, вот смотрите, я и словечки а-ля: «кринж», «вайб» и «чилить» в беседах употребляю, даже «камон» иногда с гордостью и не краснея говорю, но факта это не отменяет — молодёжь смотрит на тебя как на ископаемое.

То, что молодость от меня окончательно и безвозвратно ушла, я осознал на каком-то молодёжном форуме лет семь назад, когда услышал, как группа молодых парней и девчонок читали друг другу какой-то рэпчик. Я же весь такой продвинутый, стоя в модных кедах, с пивком в сторонке качал головой в такт их речитатива, а сам про себя думал: — «что вообще происходит, где я, что они говорят, я ничего не понимаю, Боже, меня сейчас стошнит...»

С достоинством приняв свой возраст, я с тех пор как-то совершенно перестал интересоваться современными музыкальными веяниями и молодёжной культурой в целом, перестал захаживать в ночные клубы и даже не знаю, остались ли сейчас в Саранске заведения с полноценными дискотеками...Да и вообще, использует ли сейчас кто-то слово «дискотека» или я один такой остался?! — ребят, вы чё, камон!

Сегодня расскажу вам историю про поход в один из городских «ночных клубов», давно уже канувших в лету, в те беззаботные времена, когда я ещё был относительно молодым, ну или по крайне мере искренне таковым себя считал.

Был вечер пятницы, я бодро вышагивал по заполненной людьми улице в предвкушении душевного вечера в компании друзей в одном модном молодёжном заведении. Вечер действительно обещал быть крайне насыщенным, ведь к нам из столицы приехал друг со студенческих времён, с которым мы давно не виделись. Днём он уже успел оповестить всю компанию, что вечером придётся много пить, потому что в Москве у него на это почти нет времени и вместо того, чтобы заниматься этим увлекательным хобби, ему там приходится постоянно куда-то ехать на метро, а это вообще ни разу не увлекательно.

По сложившемуся опыту наши встречи всегда заканчивались одинаково — впечатляющим утренним абстинентным синдромом, странными обрывками из воспоминаний и обязательно каким-нибудь «идиотским выкрутасом», который я, к своему сожалению, как раз-таки хорошо запоминал и за который мне, как правило, было немножечко стыдно ещё примерно неделю.

Заняв столик возле бара, вся наша доблестная компания оживлённо обсуждала недавно появившуюся социальную сеть «ВКонтакте», победу Милана в финале кубка УЕФА, и, конечно же, девчонок.

Я же, пригубив какой-то напиток, немного абстрагировавшись от беседы, сам для себя решил, что неплохо было бы взять за практику «самоконтроль» и постараться при употреблении всяких алкогольных напитков вести себя максимально сдержанно, а в идеале просто не привлекать к себе излишнего внимания. Установил для себя три золотых правила, которыми нужно руководствоваться, находясь в режиме «захмелевшего дамского угодника»:

1. «Помни: ты не самый желанный парень в клубе, особенно, когда начинаешь танцевать».
2. «Эта девушка не твоя судьба — это ночной клуб, их здесь много».
3. «Язык твой — враг твой, иногда лучше просто молчать».

Осушив несколько рюмок какой-то сомнительной жидкости, я заметно повеселел, отогнал подальше свои назидательные мысли и с интересом огляделся — зал был битком, вокруг было полно привлекательных девушек. Кто-то из них скучающе потягивал коктейли, а кто-то соблазнительно танцевал возле лежавших на полу сумочек — был когда-то у дам такой ритуал.

И, чего греха таить, именно тогда мне и начало казаться, что как ни крути, а я здесь самый привлекательный молодой самец человека, и все эти прекрасные девы всё это время только и ждали, что меня.

Казалось бы, это должно было меня насторожить, ведь буквально час назад я сам себе дал чёткие установки на вечер, но всё было тщетно и первое золотое правило уже начинало трещать по швам.

Спустя два часа с начала клубного вечера, совершенно позабыв про друзей, я уже ощущал себя полноценным королём танцпола! Комбинируя движения Майкла Джексона — в виде лунной походки с небольшими вкраплениями движений популярного в те годы Джастина Тимберлейка — я был непоколебим в вере в своё абсолютное превосходство над всеми окружающими. Мне даже показалось, что все, зачарованные элегантными движениями моих упругих бёдер, дамы в какой-то момент остановились и с нескрываемым восхищением смотрели на меня, задаваясь лишь одним вопросом — «кто же этот прекрасный заклинатель танца?»

Спустя ещё какое-то время, находясь под действием всевозможных алкогольных коктейлей, я, небрежно облокотившись на стойку бара, искал интригующе-сексуальным (как мне казалось) взглядом ту самую единственную, с которой должен был связать остаток своей жизни — со вторым правилом тоже было покончено!

Действия долго не заставили себя ждать и вот уже моя избранница, довольно аскетичного вида мадемуазель — моя судьба, моя кровиночка — кружилась вместе со мной в увлекательном танце. Во время «мастерски» выделываемых «ПА» я зачем-то нежно на ушко верещал ей поучительную историю про первый фестиваль хиппи, прошедший в 1969-ом году в Вудстоке. Стало очевидно, что на третье золотое правило, как и на два предыдущих, я благополучно забил.

Вероятно, повествование о «Детях цветов» не впечатлило мою фаворитку, поэтому на середине песни, а это был Velvet легендарных «A-HA», она резко прервала танец и что-то неразборчиво проворчав мне на прощанье спешно покинула танцпол. Немного разочаровавшись в исходе судьбоносной встречи, которая по сценарию должна была закончиться субботним утром в ЗАГСе, я вернулся к стойке бара. Махнув на всякий случай ещё немного виски, я решил во что бы то ни стало разыскать таинственную незнакомку так легко вскружившую мне голову, из-за которой я потерял всяческий покой. Впрочем, до поисков дело не дошло, повернув голову направо, я сразу же наткнулся взглядом на столик, за которым сидела она.

Вот бывает же так, оказывается в ночной клуб дама моего сердца пришла не с подругами, а с родителями, но, к сожалению, это обстоятельство меня уже никак не могло остановить, а напротив — дало повод заодно познакомиться с будущими тестем и тёщей.

Не церемонясь, лишь скупо представившись, я без спроса присел к своей новой семье — надо сказать, что к моему появлению они отнеслись весьма спокойно, скорее даже приняли меня как нечто само собой разумеющееся.

Мама с первого взгляда производила впечатление дореволюционной баронессы — она мне сразу не понравилась, а вот папа был один в один двойником французского актёра Пьера Ришара, и я почему-то решил, что его именно так и зовут, поэтому кроме как Пьером его не называл. Мы долго общались, я заверял будущих «родителей», что я очень ответственный молодой человек, что они вполне могут мне доверять и не беспокоиться за свою дочь.

Единственная, кто противился моему внезапному появлению за столиком, была сама невеста, в разговоре она вообще не участвовала и всё время корчила какие-то непонятные гримасы, я даже боковым зрением стал замечать, что с ней что-то не так. Скоро я понял, что гримасы она не корчит, просто у неё что-то с лицевым нервом, к тому же немного протрезвев, я осознал, что моя «любимка» гораздо старше, чем мне всё это время казалось и теоретически она даже могла лично участвовать в «Вудстоке-1969», про который я ей до этого зачем-то рассказывал. Кроме того, как теперь становилось ясно, «Пьер» и «Баронесса» с большой долей вероятности были не её родителями, а друзьями.
Ещё раз внимательно присмотревшись к своей пожилой возлюбленной, я ахнул — это была вообще не та девушка, с которой я танцевал!

Нет, нет, нет! Это точно не твоя ласточка, совсем не твоя, и в ЗАГС тебе, Эраст, не надо, иди-ка лучше домой — безапелляционно заявил мой в мгновенье прояснившийся разум. А потом уже в голове от него послышался душераздирающий вопль: — «Да чё ты сидишь, беги нахрен отсюда быстрее!» Я вскочил.

Видимо, несколькими минутами ранее администрация клуба сделала объявление о закрытии их заведения, которое я благополучно прослушал и поэтому когда я встал и рванул к выходу, за мной пошли и они — и «невеста», и Баронесса, и Пьер, в моих глазах застыл ужас, я безапелляционно решил, что они меня преследуют!

Быстро пробираясь сквозь толпу сонных посетителей, я слышал обрывки фраз, переговаривающихся между собой девушек — «смотрите, это же этот, который всем танцевать всю ночь мешал...да, да, точно, придурок какой-то неадекватный» — тут я понял, что был не так хорош в танце как мне до этого казалось. Но в тот момент мне было совсем не до рефлексии, надо было срочно как-то оторваться от «шайки преследователей» во главе с подлым французом Пьером.

На самом деле, разумеется, меня никто не преследовал, так называемый «Пьер» вместе со своей свитой, выйдя из клуба, взглянул на меня как на сумасшедшего, поспешно сел в такси и уехал, все посетители неспеша разбредались в разные стороны, веселье подошло к концу.

Проснувшись дома ближе к обеду, я натянул на голову одеяло. Как и предполагалось, на меня, помимо жуткого похмелья, буквально навалилось гнетущее чувство стыда — отвертеться от этой хвори никак не получалось. Вспоминая все свои злосчастные приключения — выдающиеся танцы, обретённую любовь, потерю и разочарование, попытку бегства от «банды Пьера» и ещё кучу всяких непонятных вещей, я проклинал себя и очень сильно жалел о том, что так ни разу и не воспользовался хотя бы одним из своих «золотых правил».

 b Литературная колонка   b   Золотые правила

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях:
4.2 6 голоса
Article Rating
Подписаться
Уведомить о
2 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Маруся Кликова
2 месяцев назад

Эраст, великолепно, спасибо!